illustrative image
чтобы скрыть панель, нажмите ещё в меню

Самарское Психоаналитическое Общество

Omnia Mutantur Nihil Interit

Самарская региональная общественная организация , ИНН 6311708245

Самарское Психоаналитическое Общество

Развитие в эдипальную стадию

Автор: Отдельнов Вячеслав Михайлович

Источник: Доклад представлен на заседании Самарского Психоаналитического общества 23 октября 2010 г.

Многими исследователями отмечалось то, что понимание развития в эдипальную фазу вносит важнейший вклад в понимание динамики функционирования психики как в норме, так и при невротической организации личности. Несмотря на то, что мужчина и женщина эдипальную ситуацию проходят различными путями, тот опыт, который они получают из этого источника, является основным организующим началом как индивидуумов, так и всех областей взаимодействия пары. Стремление к недоступному и запрещенному эдиповому объекту инициирует и дает энергию сексуальному развитию, является ключевым компонентом сексуальной страсти и любовных отношений, и в этой связи эдипальная констелляция может рассматриваться как постоянная черта человеческих отношений, как невротических, так и нормальных. В своем докладе я постараюсь осветить основные моменты классической теории Зигмунда Фрейда и положения кляйнианской теории, касающиеся этой стадии развития, а также дополнить их понимание воззрениями современных авторов.

По мнению Фрейда, либидо не являет собой нечто готового не обнаруживает простого роста, а проходит ряд следующих друг за другом фаз. В частности, фаллическая фаза развития развивается на фундаменте генитальной.

В своей работе «три очерка по теории сексуальности» Фрейд пишет о том, что генитальная область играет не первую роль и не может быть носительницей самых ранних сексуальных переживаний, однако впоследствии ей предназначается большая роль. Благодаря анатомическому положению, раздражению выделениями, мытью и вытиранию при гигиеническом уходе и благодаря определенным случайным возбуждениям генитальная область неизбежно обращает на себя внимание ребенка уже в младенческом возрасте. Поскольку ее раздражение сопровождается ощущением удовольствия, оно будит потребность в мастурбационном повторении этого возбуждения, устраняя раздражение и доставляя удовлетворение. Вышеназванное носит название первой фазы инфантильной мастурбации, относящейся к младенческому возрасту. Такая активность имеет аутоэротический, нарцистический характер и связана с тем, что младенец ищет и находит объекты на собственном теле, то есть качественно не отличается от процесса сосания. Это действие определяется Фрейдом как рефлекторное, но с помощью него в будущем происходит утверждение примата эрогенной зоны в половой области. Фрейд считал, что эти ранние генитальные импульсы просто подлежат разрядке без каких-либо сопутствующих фантазий. Впоследствии описанное явление как будто бы исчезает, уступая место другим, более важным зонам катексиса, и проявляется вновь в рамках кратковременного расцвета сексуальных проявлений в возрасте около 3-4х лет. С трехлетнего возраста сексуальная жизнь ребенка уже не подлежит никаким сомнениям: помимо вышеназванного закономерного наступления периода инфантильной мастурбации т. е. генитального удовлетворения, появляются душевные и социальные проявления сексуальной жизни: выбор объекта, нежное предпочтение отдельных лиц, даже решение в пользу одного из полов, ревность.

В чем состоит качественное отличие либидо на этом этапе? Оно приобретает свойство объективности, в противоположность ему же на догенитальной, нарцистической фазе; Фрейд говорит о либидо, что оно является той психической энергией, которая выходит за пределы индивида и направлено на взаимодействие с другими людьми, носит контрнарцистический характер. Таким образом, основное достижение на этом этапе — преодоление аутоэротизма, нахождение объекта любви, коим закономерно выбирается мать. На первый план начинает выступать душевная сторона сексуальных стремлений, а физические, или чувственные требования влечений отступают на периферию. Благодаря этому к выбору матери объектом любви присоединяется все то, что под названием Эдипова комплекса приобрело такое большое значение в психоаналитическом объяснении неврозов.

Каким образом Фрейд понимает становление Эдипова комплекса?

Предпосылками его является следующее: маленький мальчик проявляет особый интерес к своему отцу, который является для него идеалом, желает быть таким, как он, быть на его месте во всех случаях. Одновременно с этим, как уже было сказано, он начинает относиться к матери как к объекту любви. Таким образом, он проявляет две психологически различные привязанности: чисто сексуальное объектное влечение к матери, и идентификацию с отцом как с идеалом. Обе привязанности сосуществуют некоторое время одна наряду с другой, не оказывая взаимного влияния и не мешая друг другу. Однако по мере интеграции душевной жизни они, наконец, сталкиваются, и благодаря этому стечению возникает нормальный Эдипов комплекс. Ребенок замечает, что отец стоит на пути к матери, его идентификация с отцом принимает враждебный оттенок и становится идентична желанию занять место отца также и у матери. Очевидно, что идентификация эта амбивалентна и сочетает в себе нежность, равно как и желание устранить отца. Так же интересно то, что по сравнению с объектной привязанностью идентификация является более ранним и примитивным процессом, представляя собой отпрыск оральной фазы организации либидо, во время которой любимый и ценный объект внедряется в себя путем поглощения.

При непосредственном наблюдении Эдипов комплекс обнаруживает себя тем, что маленький мужчина один хочет обладать матерью, воспринимает присутствие отца как помеху, возмущается, когда тот позволяет себе нежности по отношению к матери, выражает свое удовольствие, когда отец уезжает или отсутствует. В отношении матери малыш проявляет самое неприкрытое сексуальное любопытство в отношении матери, требуя, чтобы она брала его ночью спать с собой, просится присутствовать при ее туалете и даже предпринимает попытки соблазнения, что, без сомнения обнаруживает эротическую природу привязанности к матери. А при других обстоятельствах тот же ребенок вполне может проявлять большУю нежность к отцу. Однако, несмотря на то, что отец зачастую соперничает с матерью в заботе о мальчике, ему никогда не удается стать столь же значимым, как она.

У маленькой девочки отношения с родителями в складываются с необходимыми изменениями совершенно аналогично: объективная привязанность к отцу и амбивалентная идентификация с матерью, требующая устранить мать как лишнюю и занять ее место. Такая установка девочки конфликтует с ее преданностью по отношению к матери и вызывает вину за соперничество.